Музей-усадьба Н.К. Рериха в ИзвареМузей-усадьба Н.К. Рериха в Изваре

Рабиндранат Тагор. «Гитанджали»
(жертвопесни)

1915 г.

—  86  —

мерть, твоя прислужница, стоит у моих дверей. Она переплыла неведомое море и принесла твой зов в мой дом.

Ночь темна, и сердце мое исполнено страха, – но я возьму светильник, раскрою мои врата и с поклоном буду приветствовать ее. Это вестница твоя стоит у моих дверей.

Я преклоняюсь перед ней, сложив руки и проливая слезы. Я преклонюсь перед ней, положив к ее ногам сокровище моего сердца.

Она уйдет, совершив свое дело, бросив мрачную тень на мое утро, и в моем опустошенном доме останется одно мое сиротливое я, как мое последнее жертвоприношение тебе.

—  87  —

отчаянной надеждой я хожу и ищу ее во всех уголках своей комнаты; я ее не нахожу.

Мой дом мал, и что раз ушло из него, никогда не может быть возвращено.

Но твоя обитель бесконечна, владыка мой, и в поисках ее я пришел к твоей двери.

Я стою под золотым сводом твоего вечернего неба и поднимаю свои нетерпеливые глаза к лику твоему.

Я пришел к порогу вечности, откуда ничто не может исчезнуть, – ни надежда, ни счастье, ни видение лица, мелькнувшего сквозь слезы.

Ах, погрузи мою опустевшую жизнь в этот океан, брось ее в его глубочайшую полноту. Дай мне хоть раз почувствовать это утраченное сладкое прикосновение во всеобъемлемости вселенной.

—  88  —

ожество разрушенного храма! Порванные струны Вины – не воспевают тебе больше хвалу. Вечерние колокола не возглашают час возношения тебе молитв. Воздух тих и безмолвен вокруг тебя.

В твою опустелую обитель врывается буйный весенний ветер. Он принесет вести о цветах – о цветах, которые больше не приносят в жертву, прославляя тебя.

Твой давний служитель бродит, снедаемый тоской по милости, в которой все еще ему отказано. В вечернее время, когда огни и тени сливаются с сумраком праха, он устало плетется назад к разрушенному храму с голодом в своем сердце.

Много празднеств наступает для тебя в безмолвии, божество разрушенного храма. Много молитвенных ночей уходит с невозженным светильником.

Много новых изваяний создается мастерами хитроумного искусства и уносится в священный поток забвения, когда наступает их срок.

Только божество разрушенного храма остается без почитания в бессмертной заброшенности.

—  89  —

е услышите больше шумливых звонких слов от меня – такова воля моего господина. Отныне я буду говорить шепотом. Речь сердца моего будет изливаться в журчании песни.

Люди спешат на торжище Царя. Там все покупатели и продавцы. Но я получил свой несвоевременный отпуск в середине дня, в самый разгар работы.

Пусть же распускаются цветы в моем саду, хотя их время не приспело, и пусть полуденные пчелы поднимут свое ленивое жужжание.

Много, много часов провел я в борьбе добра и зла, но теперь товарищу моих игр в праздные дни угодно привлечь мое сердце к себе; и я не знаю, зачем этот внезапный зов и по какому бесцельному и лишенному последовательности поводу.

—  90  —

тот день, когда смерть постучится в твою дверь, какое приношение ты сделаешь ей? Я поставлю перед гостьей полный сосуд своей жизни – я не отпущу ее с пустыми руками. Весь сладкий виноградный сбор моих осенних дней и летних ночей, всю добычу и жатву моей трудовой жизни поставлю я перед своей гостьей на исходе дней, когда смерть постучится в мою дверь.



Контактная информация:
Телефоны: 8–813–73–73–273 – заказ экскурсий; тел./факс 8–813–73–73–298
Директор Музея – Черкасова Ольга Анатольевна
Электронная почта: isvara_museum@mail.ru